Russians-Africans Friends - Форум Друзей Африки

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Russians-Africans Friends - Форум Друзей Африки » Африканская музыка » Посещение России африканскими музыкантами


Посещение России африканскими музыкантами

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

"Известия" № 153 (26954) от 30.08.2005

Один за всех

В саду Эрмитаж выступил Тони Аллен

В конце лета москвичи получили редкую возможность познакомиться с главными легендами африканской музыки, причем с антрактом буквально в неделю. Вслед за сенегальским Orchestra Baobab на открытую площадку сада Эрмитаж в рамках фестиваля ARTPleasureCHESTERFIELD привезли выдающегося нигерийского барабанщика Тони Аллена.

Заслуги Аллена перед историей музыки таковы: в середине 70-х он играл в оркестре легендарного бунтаря Фела Аникулапо Кути и вместе с ним придумал стиль афробит - причудливо и дробно звучащую смесь джаза, фанка и местных африканских ритмов. То есть поначалу они вместе играли что-то вроде нигерийской версии американского джаза, а потом съездили в Штаты и услышали Джеймса Брауна, который произвел на них совершенно сокрушительное впечатление. Роль Аллена в создании того, что позже назовут афробитом, невозможно переоценить: вся громадная махина оркестра Africa'70 держалась на сложнейших ритмических схемах, которые изобретал Тони Аллен. Существует знаменитая и, по-видимому, правдивая легенда о том, что Аллена после его ухода из оркестра пытались заменить сразу четыре барабанщика, но даже вчетвером они не могли повторить того, что тот играл в одиночку.

У Фела Кути и его оркестра было достаточно поклонников еще в 70-е - среди них были, например, Пол Маккартни, Дэвид Боуи и Мик Джаггер, которые слышали его живьем и пришли в понятное изумление. Но все значение афробита мир осознал многим позже - когда Фела Кути умер от СПИДа, Тони Аллен отошел от дел, а на западном рынке стали появляться переиздания их ранних альбомов. Тут-то и выяснилось, что афробит - это одновременно очень энергичная и очень сложно устроенная музыка: ее многое роднит с симфоническим минимализмом, краут-роком, фри-джазом и вообще любой трансовой формой звукоизвлечения, в которой нет определенного смыслового центра и которая может длиться сколь угодно долго. Не последнюю роль в популяризации афробита сыграл Брайан Ино, который при любом удобном случае говорит о том, что Фела Кути - один из величайших музыкантов, когда-либо живших на Земле, а афробит - важнейшее изобретение, которое только-только начали оценивать по достоинству.

Именно желающие поточнее оценить, что же именно они чуть было не проморгали, в начале 90-х выдернули Аллена из полузабытья и стали помогать ему примерить к афробиту все новомодные жанрыя- от техно до хип-хопа. Одним из главным помощников стал Дэймон Албарн из группы Blur: он спел на последнем альбоме Тони Аллена и ангажировал его на запись своей собственной сольной пластинки, которая потихоньку выпекается в Нигерии. Именно из-за этой всеядности нигерийского барабанщика его редкие живые концерты ценятся вдвойне: на них-то как раз никакого хип-хопа нет и в помине. А есть только хитрый безостановочный ритм, звучащий все так же новаторски и 30 лет спустя, негромкое и нарочито безыскусное пение героя вечера и тактичные музыканты, делающие все, чтобы не навредить и ни в коем случае не помешать человеку, в одиночку играющему за четверых.

Алексей Мунипов

http://www.musiconphoto.com/UD_020601_3/TonyAllen_88_01Cs.jpg

2

"Известия" № 141 (26942) от 12.08.2005

Лидер оркестра Baobab гитарист Бартоломео Аттиссо: "Сенегальская свадьба ничем не отличается от европейской"

Завтра в рамках фестиваля "Танцы" в саду "Эрмитаж" выступит легендарный сенегальский ансамбль Orchestra Baobab. Оркестр образовался в 1969 году, записал более двадцати альбомов, в частности "Pirates choice", самую знаменитую африканскую пластинку всех времен, а позже распался и исчез на 15 лет. В 2001 году, ко всеобщему удивлению, сенегальцы собрались заново, дали аншлаговый концерт в Лондоне и с тех пор успешно разъезжают по миру, выступая на крупнейших фестивалях. Корреспондент "Известий" Алексей Мунипов побеседовал с лидером группы гитаристом Бартоломео Аттиссо.

известия: Orchestra Baobab начинал в дакарском клубе "Баобаб". Это было место для отдыха олигархов?

Бартоломео Аттиссо: Там действительно тусовались политики, всякая элита. Иногда заходили туристы, путешественники. Что-то вроде клуба-варьете. Мы были так горды тем, что играем в настоящем ночном клубе! Мы смешивали джаз, рок, танго, сальсу - все подряд. Именно поэтому про нас узнал тогдашний министр культуры и решил, что мы должны официально представлять Сенегал за рубежом. Так мы попали во Францию, записали там пару альбомов. Из "Баобаба" нас, кстати, потом переманили, предложили больше денег.

известия: Как можно описать музыку, которую вы играли?

Аттиссо: В принципе, это была традиционная сенегальская музыка, но мы ее преобразили при помощи кубинских мотивов, элементов ча-ча-ча, болеро, джайва, сальсы. Это исключительно наше изобретение, мы им очень гордимся. Я повсюду ищу похожий на нас оркестр и не нахожу. Мы были в Европе, Америке, Канаде. Мексике, Японии, Сингапуре - нигде таких нет. Одна надежда на Москву теперь.

известия: Вы выступали на свадьбе у дочери Пьера Кардена. В Сенегале вам тоже случалось выступать на свадьбах?

Аттиссо: Как только важный вечер или ежегодный бал, так нас сразу зовут. Пьер Карден, великий кутюрье, попросил сыграть на приеме в честь свадьбы своей дочери. Мы очутились в прекрасной обстановке - в его саду, который называется Espace Cardin (Пространство Кардена), а вокруг важные люди, верхушка буржуазии, всякие такие персонажи. Очень, очень престижно.

известия: Есть разница между европейской свадьбой и сенегальской?

Аттиссо: Да никакой особо. В Сенегале тоже есть всякие банкеты, свадьбы, приглашается народ, играет группа, чаще всего Orchestra Baobab. Все как у людей.

известия: Чем вы занимались те 15 лет после распада группы?

Аттиссо: Я вернулся в Того, стал делать карьеру адвоката. К гитаре совсем не прикасался. А когда предложили возродить Orchestra Baobab, пальцы вообще не слушались. Боже, как я испугался! Пришлось ставить старые диски, чтобы заново учиться по собственной игре. Но когда мы собрались снова - о, это было волшебно; сумасшедшая радость, просто неописуемая. Публика хлопала-хлопала-хлопала!

известия: У Orchestra Baobab вышло около двадцати альбомов, а на CD переиздано всего несколько. Будут ли переиздаваться остальные?

Аттиссо: Да, нам бы этого очень хотелось. Все, что мы когда-то играли, издавалось как-то дико, на пиратских бутлегах. Мне лично хотелось бы, чтобы кто-то учился по нашим записям, но чему можно научиться, если они такого качества?

известия: А не обидно ли вам, что практически все популярные африканские исполнители чаще живут и выступают в Париже, чем на родине?

Аттиссо: У Африки и Франции давний роман. Когда мы едем в турне, практически всегда проезжаем через Париж. Вчера вот мы были... где мы были-то? А, в Испании. А сейчас в Германии, но летели через Париж "Эр-Франсом". Но вообще в Москве ли, в Женеве ли, в Нью-Йорке - нам везде хорошо.

http://www.fatea-records.co.uk/CAMBRID/cam03/orchestra/snap4.jpg

3

Соло на калабаше
Музыканты из Мали удивили Москву

http://www.newizv.ru/news/2006-05-22/46616/

АРТЕМ ЛИПАТОВ
Хабиба Койте – лидера группы Bamada из государства Мали накануне выступления в столичном Доме музыки называли не иначе как «африканским Эриком Клэптоном». И хотя общего у малийца с Клэптоном – разве что гитара, сходить на концерт, который состоялся в минувший четверг, все же стоило. Хотя бы ради экзотики. А экзотическими у африканских музыкантов оказались не только паспорта, но и музыка весьма высокого класса.

В музыке Мали (одной из самых бедных стран Африканского континента, но, как часто бывает, с удивительно богатой и разнообразной музыкальной культурой – достаточно вспомнить хотя бы Али Фарка Туре и Бубакара Траоре) Хабиб Койте занимает особое место. Достаточно молодой (1958 года рождения), отказавшийся ради музыки от почетной карьеры инженера, он сделал ставку на сочетание двух разных малийских традиций – танцевальной городской, испытавшей серьезное влияние западной поп-культуры и традиционной охотничьей музыки doso, чьи корни уходят в трудно представимую древность. И не проиграл, доказав, что движение в будущее возможно путем слияния, а не разрушения.

Московский концерт Хабиба Койте проходил в одном из лучших столичных залов – Светлановском зале Дома музыки на Красных Холмах. Удивительно, но в нем, изначально ориентированном на классику, одинаково комфортно чувствуют себя и академические музыканты, и джазмены, и рокеры… Во всяком случае, Хабиб Койте и Bamada выглядели на фоне органных труб вполне гармонично.

Среди инструментов, которыми пользуется группа, количественно преобладают традиционные – балафон (африканский вариант вибрафона), калабаш, камале нгони, разнообразные перкуссионные устройства, но качественно они находятся в совершенном балансе с гитарами, скрипкой и обычной ударной установкой. Кстати, пресловутый Эрик Клэптон, как и все блюзмены, настраивает гитару традиционным образом, Койте же пользуется пяти-, а не семизвучным звукорядом. Потому-то его гитара и звучит столь необычно и привлекательно для европейского, а теперь и для русского уха. Похожий в профиль на Клэптона (вот оно, сходство!) барабанщик Сулейман Анн вместе с долговязым басистом Абдулом Вахабом Берте уверенно создают ритмическую подкладку, на фоне которой особенно выигрышно выглядят виртуозные импровизации перкуссиониста и шоумена Махамаду Коне, зачастую получавшего куда больше аплодисментов, чем сам Койте. Тоненький второй гитарист Будукар Сибиде держится в тени, временами напоминая о себе радостной, а не жалующейся, как мы привыкли, губной гармоникой. Что же до семидесятипятилетнего скрипача и балафониста Келитигуи Диабате, то он своей почти вселенской умиротворенностью олицетворял ту самую глубокую древность, на которую музыка Bamada и опирается.

Сам Хабиб, полноватый улыбчивый человек с афрокосичками, действительно виртуозно и непривычно играет на гитаре, очень красиво и мягко поет высоким голосом, замечательно, чуть нелепо пританцовывая в такт своим песням. Вообще говоря, в этой африканской – возможно, кажущейся – нелепости видна почти совершенная естественность. Койте добродушно и искренне общается с публикой, используя известные ему русские слова («В Мали в высших школах учат русский, но я выбрал музыку. Так что слова эти знаю от друзей… Сипасиба!») и по ходу дела узнавая новые. Когда слов ему не хватало, на помощь приходил темнокожий красавец из публики – видимо, сотрудник малийского посольства, блистательно донесший до публики содержание антиникотинового хита Cigarette A Bana («Этот человек на сцене… он против курения!»).

Увы, концерт не стал «деревенским праздником» (такими словами когда-то восторженный поэт Евтушенко отреагировал на концерт Boney M в Москве), хотя и мог бы – полнотелые малийки, в немалом количестве присутствовавшие в зале, вполне были готовы своими танцами донести до нас атмосферу Западной Африки, если бы не бдительные секьюрити. Правда, когда во втором отделении барьер между малийками и сценой был снят, границу нарушила лишь одна темнокожая красавица. Зато так, что ей аплодировал весь зал. Выступление Хабиба Койте стало еще одним культурным мостом между Россией и Африкой. Российские проекты, такие как Kimbata или Simba Vibration, по мере сил (и достаточно успешно) строят эти мосты самостоятельно. Приятно видеть, что встречное движение тоже началось.

http://www.newizv.ru/images/photos/big/20060522202238_5-habib.jpg


Вы здесь » Russians-Africans Friends - Форум Друзей Африки » Африканская музыка » Посещение России африканскими музыкантами