Russians-Africans Friends - Форум Друзей Африки

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Russians-Africans Friends - Форум Друзей Африки » Политика и история » Россия возращается в Африку!


Россия возращается в Африку!

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

На мой взгляд надо было раньше, но что делать, лучше поздно чем никогда:)

Трутнев отправляется в Южную Африку готовить визит Путина

http://www.africana.ru/news/2006/060724_trutnev.htm

Министр природных ресурсов РФ Юрий Трутнев возглавляет три российско-южноафриканских смешанных межправительственных структуры, нацеленные на развитие экономических связей с основными алмазоносными державами Африки – Анголой, Намибией и ЮАР.
В рамках подготовки к намеченному на сентябрь 2006 визиту Президента РФ Владимира Путина на Юг Африки, Ю.Трутнев намерен посетить ЮАР и Намибию 24-26 июля с.г. Там он встретится со своими коллегами – сопредседателем российско-южноафриканского смешанного межправительственного комитета по торгово-экономическому сотрудничеству, министром иностранных дел ЮАР госпожой Нкосазанной Дламини-Зумой и сопредседателем российско-ангольской смешанной межправительственной комиссии по экономическому, техническому и торговому сотрудничеству, министром планирования Анголы госпожой Анной Диаш Лоуренсу. // соб. инф.

Кроме того о возвращении читайте
http://www.africana.ru/lands/Ethiopia/2 … pol-ru.htm

2

Эксперт, #45 (445) от 29 ноября 2004 РУССКИЙ БИЗНЕС 

Несовершеннолетний жених и порочная невеста

Елена Рыцарева, Дмитрий Сиваков

Совсем не очевидно, что российские инвестиции в Африку - это хорошо. Ведь это прямой вывоз капитала. А вывоз капитала с целью разработки африканских месторождений странен, ведь у нас вроде как и своих хватает.

Манит же нас Африка дешевизной проектов. Но, попав туда, придется мириться с нестабильной политической обстановкой, отсутствием или неработоспособностью финансовой системы, засильем неадекватных племенных князьков, угрозой гражданских войн, вооруженных мятежей, революций, голодных бунтов, национализации, экспроприации и т. д. и т. п. В сравнении с этим набором даже период дикого накопления капитала в России в 1990-1993 годах покажется милой и дружелюбной игрой с предсказуемым результатом. Если бы все эти риски были лишь пустой болтовней, транснациональный капитал западного происхождения уже давно обжил бы африканские пустоши. Однако, кроме ЮАР, ни одна другая страна не может похвастаться серьезным присутствием крупного западного капитала на своей земле. Впрочем, российские бизнесмены умеют работать в условиях высоких политических рисков, в каком-то смысле это их конкурентное преимущество. Скажем, опыт взаимодействия с российскими губернаторами может помочь в налаживании долгосрочных контактов с африканскими царьками. Но даже в чисто человеческом плане россиянам в Африке, прямо скажем, неуютно. Нам как-то довелось услышать рассказ о буднях среднего российского предпринимателя - владельца небольшой золотодобывающей компании в верховьях Нигера. Одна местная работница намывает там пол-унции в день, таких у него не одна сотня, и даже с поправкой на плату местному черному управляющему и местным скупщикам-мафиози в год у него остается немало. Тем более что золото все время дорожает. Но бизнес его не радует - в тени огромного ранчо ему абсолютно нечего делать. Оперативно управлять бизнесом невозможно - этим могут заниматься только свои, черные; погонять по пустыне на джипе тоже проблематично - повсюду торчат твердые как камень термитники, если случайно наедешь - останешься без подвески. Даже простые радости с местными проститутками недоступны - все представительницы древнейшей профессии как одна больны СПИДом. А если вспомнить еще об отвратительном климате, плохой воде...

Большинство инвестиционных африканских проектов связаны с добычей и первичной переработкой сырья. Но кавалерийский наскок на кладовые Африки со стороны презревших бытовые трудности российских бизнесменов невозможен. До сих пор добыча сырья выстраивалась в России в вертикально интегрированные схемы, связанные с конечной продажей стали и цветных металлов. Эта интеграция - основа высочайшей конкурентоспособности наших металлургов на мировом рынке по цене производимого металла. Нам не раз приходилось слышать сетования наших бизнесменов на то, что геологи не могут найти хорошее новое месторождение той или иной руды. Но вряд ли дело здесь в геологах - у нас в России фактически нет горнодобывающего бизнеса, который в состоянии сам освоить новые крупные месторождения полезных ископаемых. Создавать такой бизнес сразу же в Африке - сверхрискованная дикость.

Конечно, есть и исключения. Единственная компания в России, которая делает бизнес на разработке крупных месторождений полезных ископаемых, - "Алроса". Ее опыт уникален, поэтому ее появление с инвестициями в Африке, Южной Америке, да хоть в Антарктиде, вполне закономерно. Есть еще опыт нескольких компаний, ведущих разработку небольших новых месторождений золота. Особенность таких проектов - относительно невысокие капитальные затраты и хорошие сроки окупаемости (цена золота сейчас высока). Наконец, вполне логичным выглядят и инвестиции в разработку в Африке тех полезных ископаемых, которые либо у нас отсутствуют, либо их запасы малы. Например, у нас мало бокситов, поэтому скупка в Африке бокситовых месторождений, рудников и глиноземных комбинатов "Русским алюминием" и СУАЛом - тоже вполне оправданная стратегия.

Все прочие инвестиции в основные фонды африканских стран пока выглядят преждевременными, рискованными и экономически неоправданными. Может, Африка - это и невеста на выданье, только наш капитал к свадьбе еще не готов. Если она и должна стать основой глобализации российского бизнеса и альтернативной ресурсной базой, то не сейчас, а лишь по мере взросления "жениха" и избавлению "невесты" от присущих ей пороков.

3

Эксперт, #45 (445) от 29 ноября 2004 РУССКИЙ БИЗНЕС   

Африкой будем прирастать

Экспансия крупных российских сырьевых компаний в Африку может стать одним из двигателей экономического развития нашей страны. Проекты в Африке - самый естественный путь транснационализации российского бизнеса. Как сырьевого, так и машиностроительного

Андрей Маслов (главный редактор российско-африканского делового журнала "Аф-Ро")

Африка становится одним из наиболее привлекательных регионов для крупного российского бизнеса. Низкие цены на сырье, опустошительные войны и засухи привели к тому, что за Африкой закрепился эпитет "потерянный континент". Но в 2001-2003 годах конъюнктура мировых рынков сырья резко улучшилась, а уровень политической напряженности на континенте снизился. Регион вновь стал динамично развиваться (по прогнозам МВФ и Всемирного банка, в 2004 году рост ВВП в Африке южнее Сахары составит 4,3-4,6%). Активную инвестиционную политику в Тропической Африке начали проводить Индия и Китай, что создает хорошие предпосылки для дальнейшего роста на континенте.

Африка, пожалуй, последний неподеленный резервуар минеральных ресурсов мирового значения. Именно здесь крупным российским сырьевым компаниям относительно просто закрепиться, сделав тем самым первый шаг к глобализации своего бизнеса. Африка - это реальная альтернатива бездумному наращиванию добычи сырья внутри России, это возможность укрепить российские позиции на мировых сырьевых рынках. Наконец, это и хорошая возможность для российских машиностроителей, которые могут работать в связке с российскими сырьевиками.

В последние годы российский бизнес неизменно проявлял к этому региону интерес: были начаты и реализованы некоторые проекты - пакет инвестиционных соглашений на 430 млн долларов, которые недавно заключила с ЮАР компания "Ренова", - из числа последних. Сегодня для России, быть может, наиболее подходящий момент, чтобы начать планомерную экспансию в Африку, сотрудничество с которой может стать одним из факторов быстрого устойчивого развития нашей страны.

Наши в Африке

Сегодня российские сырьевые компании реализуют в Африке целый ряд крупных инвестпроектов. Вот наиболее интересные примеры. "Русский алюминий" близок к покупке недостроенного плавильного завода в Нигерии (Aluminum Smelter Company of Nigeria, Alscon). Стоимость покупки вместе с необходимыми в течение первых лет инвестициями составит 400-500 млн долларов. Одновременно потребуется вложить около 350 млн в реконструкцию и расширение глиноземного комбината во Фрие (Гвинея), который уже контролируется "Русалом": в Нигерии нет ни бокситов, ни глиноземного производства, а завод Alscon рассчитан на переработку сырья из Гвинеи.
На пять стран приходится более половины торгового оборота России со странами Тропической Африки

В свою очередь, расширение мощностей Фрии потребует начать разработку одного из крупнейших в мире бокситных месторождений - Дян-Дян, которое также расположено в Гвинее и отдано российской компании. Специалисты "Русала" оценивают необходимый объем вложений в Дян-Дян в 1-1,5 млрд долларов и готовы привлекать сторонних инвесторов (вероятно, из Китая). За несколько дней до начала очередных переговоров в Нигерии делегация "Русала" встречалась с президентом Республики Конго Жозефом Кабилой и обсуждала возможность строительства плавильного завода стоимостью 1,2 млрд долларов уже в этой стране (очевидно, на случай срыва нигерийского контракта и для психологического давления на нигерийцев). Еще один запасной вариант - участие в приватизации плавильного завода в Тема (Гана), который, в отличие от проектов в Нигерии и Конго, реально работает и поставляет первичный алюминий на американский рынок.

Другой пример. Российская алмазная монополия "Алроса" владеет 32,8% акций Горнорудного общества "Катока", управляющего одноименным комбинатом в Анголе. Накопленная прибыль "Алросы" по этому проекту составила с 1997 года около 60 млн долларов (оценка ИК "Аф-Ро"). В декабре ожидается ввод в строй второй очереди комбината, после чего объем производства достигнет 350 млн долларов. В 2003 году неподалеку от "Катоки" и тоже с участием "Алросы" началось строительство другого комбината - "Камачия-Камажику" (стоимость проекта оценивается в 110-130 млн долларов). В обоих ангольских проектах партнером "Алросы" помимо местной государственной компании Endiama является Leviev Group, и судьба инвестиций во многом будет зависеть от того, как сложатся в дальнейшем непростые отношения российской госмонополии со Львом Леваевым.

Конечно, у российских компаний в Африке не все складывается так легко, как хотелось бы. Пожалуй, наиболее яркий пример - инвестиции "Норильского никеля" в южноафриканскую золотодобывающую компанию Gold Fields (GF). В марте "Норникель" стал крупнейшим акционером GF, потратив на покупку 20,9% акций 1,16 млрд долларов. Однако налоговый и политический климат уже давно не благоприятствует развитию золотодобычи внутри ЮАР. Наиболее ликвидные (с точки зрения себестоимости) активы GF находятся не в ЮАР (добыча около 90 тонн золота в год), а в Гане (19 тонн) и Австралии (22 тонны) - именно эти активы представляют наибольший интерес для инвесторов. Но "Норникель" не успел (или не смог) ввести своих представителей в состав совета директоров GF до того, как в августе стало известно о планах объединения зарубежных (за пределами ЮАР) активов компании с активами компании Iamgold, зарегистрированной в Канаде. Новая структура, если сделка будет одобрена, получит название Gold Fields International и помимо ганских и австралийских объектов будет управлять двумя рудниками в Мали (совместно с AngloGold Ashanti).

4

В ответ на стремление вывести наиболее ликвидные активы GF в отдельную компанию "Норникель" как крупнейший акционер Gold Fields поддержал предложение о недружественном поглощении GF другой южноафриканской компанией - Harmony Gold. Менеджмент GF выступил против сделки и привлек на свою сторону других крупных акционеров. Поскольку своих представителей в совете директоров GF у "Норникеля" нет, российская компания оказалась в сложном положении. Выход, который может устроить стороны, нашли менеджеры GF: они предложили обратно выкупить акции своей компании за 2 млрд долларов. В таком случае "Норникель" за полгода заработает около 800 млн долларов и с честью выйдет из сделки. Вероятно, с тем, чтобы снова вложить полученные деньги в африканские проекты. Вот только вопрос: где Gold Fields, балансирующая на грани рентабельности, найдет 2 млрд на выкуп своих акций?

Тем временем в конце июля стало известно об открытии подразделения "Реновы" в ЮАР. Новая структура, получившая названия Renova Investment, была создана, по словам представителей Виктора Вексельберга, для управления проектами в горнорудной и металлургической промышленности юга Африки. В ноябре "Ренова" заключила предварительное соглашение о разработке месторождения марганца в пустыне Калахари. Возможно также, что одним из объектов интереса "Реновы" является южноафриканская компания Lonmin (третье место в мире по добыче платины). Скорее всего, вопросы взаимоотношений с Lonmin будет решать теперь новый президент СУАЛ-холдинга южноафриканец Брайан Гилбертсон, который ранее был советником совета директоров Lonmin. Напомним, что еще в январе 2003 года было достигнуто соглашение об объединении активов СУАЛа и британской инвестиционной компании Fleming Family and Partners (FF&P). Большинство активов FF&P как раз сосредоточено в Тропической Африке (например, добыча тантала в Мозамбике). По имеющимся данным, объединения пока не произошло, но от самой идеи партнеры не отказались.

Зачем больше

Таким образом, согласно планам только четырех компаний - "Русала", "Норникеля", "Алросы" и "Реновы", в ближайшие пять лет инвестиции российских компаний в сырьевую промышленность Тропической Африки составят не менее 5 млрд долларов. Масштабы российских экономических связей с этим регионом уже сейчас приближаются к советским (по крайней мере, в финансовом выражении). Причем в отличие от советского периода Россия извлекает из сотрудничества не политические, а экономические дивиденды.

Советская экономическая стратегия за рубежом заключалась в том, чтобы проводить разведку месторождений, но не разрабатывать их. Например, включение африканского золота и алмазов в мировую социалистическую экономику не имело смысла, поэтому политика СССР заключалась прежде всего в том, "чтоб другим не досталось". Единственное, пожалуй, исключение - добывавшиеся в Гвинее бокситы, которые были необходимы советской алюминиевой промышленности (значит, были нужны ВПК). Еще одним исключением могли стать месторождения Медного пояса в Конго и Замбии, но получить доступ к ним Советскому Союзу не удалось.

Сегодня ситуация иная. Российские добывающие компании включены в "мировую капиталистическую систему", и им необходима сырьевая база за рубежом. Стать сильным и независимым игроком в пределах одной страны теперь невозможно. Канада, Австралия и ЮАР давно пошли по пути создания транстерриториальных добывающих компаний. Сейчас их примеру пытаются следовать Норвегия, Малайзия, отчасти Бразилия, Саудовская Аравия, ОАЭ и Иран. Должны пойти по этому пути и российские компании, прежде всего частные. России выгодно постепенно выводить добычу за географические пределы России и концентрироваться на производстве внутри страны оборудования и технологий для добычи ресурсов.

5

Почему Африка

Конечно, может возникнуть вопрос: почему именно Африка называется в качестве приоритета для российских сырьевых компаний? Почему не Латинская Америка, не Ближний Восток или не Юго-Восточная Азия?

Во-первых, объединение ресурсных потенциалов России и Африки позволяет контролировать именно те рынки, на которых наши компании уже занимают ведущие позиции в мире. Прежде всего это рынки металлов платиновой группы, алмазов и первичного алюминия. Во-вторых, в странах Азии и Латинской Америки приоритет уже давно отдается развитию не добывающей, а обрабатывающей промышленности. Экономические лидеры этих регионов - Китай, Индия, Малайзия, Бразилия и другие - заинтересованы в создании собственных вертикально интегрированных промышленных компаний, причем с вынесением добычи сырья за пределы национальной территории. Соответственно, масштабно использовать ресурсную базу этих регионов российским компаниям будет затруднительно. Иными словами, в Тропической Африке наблюдается наиболее высокая концентрация "свободных" природных ресурсов (уровень зависимости стран континента от бывших метрополий преувеличивать не стоит).

С другой стороны, у российских компаний по сравнению с западными конкурентами есть большое преимущество - российские инвестиции в добычу сырья за рубежом за редким исключением не связаны с импортом этого сырья. А значит, сотрудничество с россиянами ведет к меньшей экономической и политической зависимости развивающихся стран от импортеров. Если учесть этот факт, то список конкурентов, обладающих теми же преимуществами, что и российские компании, сужается: это Канада, Австралия и ЮАР. Именно южноафриканские компании является сегодня главным полюсом консолидации применительно к Тропической Африке. Однако слабость южноафриканцев в Тропической Африке заключается в том же, в чем и сила: ЮАР является частью региона. По этой причине южноафриканские инвестиции не могут восприниматься на континенте в отрыве от политики.

Стоит отметить еще одну особенность африканской ресурсной базы - низкую себестоимость добычи, в среднем (за исключением ЮАР) гораздо ниже, чем в России. Причем себестоимость низка не столько из-за дешевизны труда, сколько из-за особенностей залегания минералов.

Конечно, не обходится и без сложностей. Так, если вхождение российских компаний в горнорудные проекты должно пройти сравнительно легко, то с добычей нефти и газа дело обстоит сложнее. Представители российских компаний (в первую очередь "ЛУКойла") не раз посещали Нигерию, Республику Конго, Анголу, другие страны Тропической Африки. Однако наиболее перспективные месторождения углеводородов в регионе располагаются на шельфе. А конкурентоспособных технологий добычи на шельфе у российских компаний нет.

Крупные континентальные месторождения углеводородов сосредоточены в Судане. В 2000-2002 годах в этой стране пыталась работать российско-белорусская компания "Славнефть", однако после смены менеджмента она отказалась от суданской нефти - прежде всего по политическим мотивам (давление США и Израиля). Другой перспективный нефтеносный район на материке - бассейн озера Чад (стык границ Нигера, Нигерии, Чада и Камеруна). По некоторым данным, "ЛУКойл" сейчас рассматривает возможность инвестиций в этом регионе.

Риски и проблемы

Есть мнение: мы придем в Африку, когда там установится политическая стабильность. Пора признать: она там не установится никогда, по крайней мере в обозримом будущем. И нужно просто учиться работать в условиях нестабильности, так же, как, например, в условиях жаркого тропического климата. Такова специфика работы на континенте, это не хорошо, но и не слишком плохо, потому что в условиях повышенных рисков могут проявиться некоторые конкурентные преимущества именно российских компаний. Кроме того, высокие риски компенсируются, как правило, высокой прибылью. К плюсам можно отнести и то, что в отличие, скажем, от Восточной Европы или Азии политические перевороты в Африке редко сопровождаются сменой внешнеполитических и экономических приоритетов. За редким исключением новые лидеры, придя к власти, тут же спешат заверить инвесторов в том, что их интересы будут соблюдаться и защищаться.

6

База для реанимации машиностроения

Африка - удобный рынок для технологического оборудования отечественного производства. В этом смысле покупка, скажем, "Норильским никелем" южноафриканской компании Gold Fields - это хорошо, но не очень. Гораздо более перспективными будут прямые инвестиции в месторождения, в создание обогатительных комбинатов "на ровном месте".

Африканские рынки оборудования по структуре схожи с российским и рынками постсоветских стран. Опыт производителей показывает, что если какое-либо оборудование продается в России, то следующим после СНГ направлением экспорта для него становится именно Африка. И дело не только в том, что какое-то оборудование было поставлено СССР, а местные специалисты прошли подготовку в Союзе. Скорее, речь идет о конкурентной среде, отсутствии местных производителей, ценовых параметрах. По нашим оценкам, в настоящий момент 70-80% российского гражданского экспорта в Африку - это именно продукция машиностроения. Причем, как показывает анализ внешнеторговой статистики, ее экспорт находится в обратной зависимости от общей динамики российского экспорта.

Причина этой закономерности такова: когда цены на сырье растут, растут и экспортные доходы крупнейших российских корпораций, они загружают заказами производственные мощности машиностроителей, и поставки на периферийные африканские рынки сокращаются. Когда же экспортные доходы сырьевых компаний не позволяют им покупать все, что производится в России, оборудование по остаточному принципу сбывается в развивающиеся страны. Такую ситуацию трудно назвать нормальной. В долгосрочной перспективе приход российского капитала в добывающую промышленность Африки должен создать устойчивый спрос на российское оборудование

7

Экспорт безопасности

Существует одно крайне важное конкурентное преимущество, которое должны использовать российские добывающие компании в Африке. Отечественные производители и экспортеры вооружений занимают лидирующее положение на большинстве африканских рынков (кроме ЮАР). Однако пока речь идет лишь об отдельных и малозначительных случаях использования лоббистского потенциала отечественного ВПК за рубежом. Соглашения, которые "Рособоронэкспорт" подписывал сначала с "ЛУКойлом", а затем с "Татнефтью", не работают, в том числе и потому, что наши нефтяники пока так и не начали приобретать какие-либо серьезные концессии у стран - импортеров российского оружия.

Применительно к Африке стоит подчеркнуть, что поставки легкого и стрелкового оружия, как правило, сопровождаются эскалацией насилия в зонах напряженности. В то же время поставки технологичного и дорогостоящего вооружения (например, истребителей или систем ПВО) зачастую способствуют стабилизации обстановки. Вложения в модернизацию национальных армий быстро окупаются, потому что способствуют защите инвестиций.

8

"Независимая газета № 77 (2387) от 28.04.2001

РФ проявляет небывалый интерес к черному континенту

Дмитрий Поликанов

ЗА ПОСЛЕДНИЕ полтора месяца Москву посетили четыре руководителя африканских стран (Алжир, Нигерия, Габон, Египет). Подобная внешнеполитическая активность в отношениях с Африканским континентом не была характерна для прежней кремлевской администрации, однако вполне соответствует дипломатическому курсу президента Путина и общемировым тенденциям.

Несмотря на периферийное положение Африки в системе международных отношений и глобальной экономики, можно отметить некоторую стабилизацию интереса мирового сообщества к проблемам региона в конце 90-х годов. Это отразилось в принятии ряда основополагающих документов ООН, в подходах великих держав, обладающих постоянным членством в Совете Безопасности. При этом основными вопросами, на которых сосредоточивается внимание мирового сообщества в отношениях с Африкой, стали вопросы долгового бремени, региональной безопасности и борьбы с эпидемией СПИДа.

В этих условиях возникает положительная тенденция на активизацию российско-африканского диалога и открываются новые возможности для сотрудничества РФ с государствами континента главным образом за счет восстановления связей, наработанных Советским Союзом. Москва намерена способствовать интеграционным процессам в Африке, учитывая растущую роль экономических и политических объединений, совершенствовать механизмы сотрудничества в области урегулирования конфликтов. Россия планирует подключиться к многосторонним экономическим проектам, принимая во внимание перспективность африканского рынка для российских товаропроизводителей и возможность освоения значительных средств, выделяемых международными финансовыми институтами на масштабные проекты развития инфраструктуры. Не последнюю роль играют и вопросы военно-технического сотрудничества.

Характеризуя развитие российско-африканских отношений на современном этапе, можно отметить несколько важных факторов. Во-первых, это проявление интереса к Африке со стороны высшего руководства страны, что выражается в планировании практически первого в истории СССР и России визита главы государства в Тропическую Африку. Беспрецедентным является и количество африканских высокопоставленных лиц, посетивших Москву за последнее время. Во-вторых, в течение прошлого года произошла значительная смена африканского дипломатического корпуса в Москве, что отражает динамизм и заинтересованность стран Африки в обновлении и активизации отношений с Россией. В-третьих, произошли частичные изменения в круге проблем, обсуждаемых в ходе внешнеполитических консультаций и визитов. Помимо традиционных вопросов укрепления роли ООН, содействия становлению многополярного мира и урегулирования региональных конфликтов в повестку дня были добавлены проблемы борьбы с международным терроризмом и наркоторговлей, экологии и обеспечения безопасности российских граждан в странах Африки, что стало особенно актуально после захвата российских летчиков в Анголе и моряков в Сомали.

Изменения претерпевает и география российско-африканского сотрудничества. По-прежнему приоритетными остаются отношения с Северной Африкой (Египет, Ливия, Алжир, Марокко) главным образом за счет контактов относительно ближневосточного урегулирования и прекращения поддержки чеченских сепаратистов. Кроме того, традиционно поддерживаются стабильные связи с Анголой, Намибией и ЮАР - основными партнерами России в Тропической Африке. В 2001 г. Россия предприняла попытку создать опору своего влияния в Западной Африке, используя для этого сложившийся центр силы - Нигерию, а также такое довольно развитое государство региона, как Габон.

Активизируются контакты в области миротворчества и гуманитарных операций. В частности, в конце прошлого года российский контингент был направлен для участия в миссии ООН в Сьерра-Леоне. Москва использует и механизм санкций, присоединившись к эмбарго на поставки оружия в Эфиопию и Эритрею (несмотря на явное несоответствие данного решения интересам российских экспортеров вооружений), к эмбарго на "конфликтные" алмазы Сьерра-Леоне и Либерии.

Таким образом, российско-африканские отношения имеют реальные шансы для вступления в новую фазу и интенсификации политического диалога и экономических контактов.

9

На самом деле движется все гораздо медленнее.
По нескольким причинам.
Но все-таки движется
Просто в ласти не считают нужным говорить об этом общественности, так как она мало интересуется и интерес то тут чисто экономический или политический.
Хотя скорее даже экономический - политический кончился с развалом союза.

10

Сможет ли Россия снова завоевать Африку

http://www.agentura.ru/experts/solodovnikov/

11

Африка на троих России не светит

Нашим компаниям не с чем идти на черный континент

http://www.globalrus.ru/column/783749/

12

Африка зовет

Российские чиновники ищут, куда вложить деньги

http://www.vedomosti.ru/newspaper/artic … /19/122496


Вы здесь » Russians-Africans Friends - Форум Друзей Африки » Политика и история » Россия возращается в Африку!