Russians-Africans Friends - Форум Друзей Африки

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Russians-Africans Friends - Форум Друзей Африки » Южная Африка » Деятельность немецких христьянских миссий в югозападной африке (статья


Деятельность немецких христьянских миссий в югозападной африке (статья

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

С. В. Буталий

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ НЕМЕЦКИХ ХРИСТИАНСКИХ МИССИЙ В ЮГО-ЗАПАДНОЙ АФРИКЕ И ТРАНСФОРМАЦИЯ МЕСТНЫХ ОБЩЕСТВ (1842–1914 гг.)

Работа представлена кафедрой восточного регионоведения Краснодарского института экономики, права и гуманитарных специальностей.
Научный руководитель – доктор исторических наук, профессор Ю. Г. Смертин В статье рассматриваются основные этапы становления немецких христианских миссий в Юго-Западной Африке в XIX–XX вв. Анализируется деятельность миссионеров по распространению христианства и европейской культуры среди местного населения. Показана противоречивость этого процесса и его влияние на трансформацию местных обществ.
Ключевые слова: миссионеры, Юго-Западная Африка, гереро, нама, культура, христианство, цивилизация, трансформация.
The main stages of formation of German Christian missions in South-West Africa in the 19th–20th centuries are considered in the paper. The author analyses the activity of
missionaries who were spreading Christianity and European culture among the locals.
The inconsistency of this process and its influence on transformation of local societies are shown.
Key words: missionaries, South-West Africa, Herero, Nàmá, culture, Christianity, civilisation, transformation.
История колониализма неразрывно связана с деятельностью христианских миссий. Германский колониализм не был исключением. Стремление к приобретению колоний в Германии проявилось сразу же после создания империи в 1871 г.
В большой степени это было связано с бурным экономическим ростом и поиском Германией своего места в быстро меняющемся мире, который вступил в первую фазу глобализации.
Германия по ряду причин опоздала к разделу мира и теперь хотела наверстать упущенное. Не только правящие круги, но и широкая общественность возлагали большие надежды на создание германской колониальной империи (Kolonialreich).
Немцы предполагали извлекать громадные выгоды из этого предприятия, получая из заморских стран сырье для бурно развивающейся промышленности, расширяя торговлю немецкими товарами, создавая новые инвестиционные возможности. Колониализм должен был цивилизовать погрязших во мраке невежества туземцев, распространить по миру блага немецкой культуры и Христова Евангелия. В наиболее концентрированном виде эти идеи были выражены инспектором немецких миссий Фридрихом Фабри в его книге «Нужны ли Германии колонии?» (Fabri F. Bedarf Deutschland der Colonien? Eine politische-ekonomische Betrachtung. Gotha, 1897), ставшей вехой в немецкой колониальной историографии. Он отвечал на свой вопрос утвердительно и считал, что колонии рейху нужны как рынок для экспорта и источник сырья, как территории, где немцы обретут новый дом под германским флагом, спасая таким образом отечество от угрозы перенаселения.
Фабри верил, что колонизация станет клапаном для ослабления социальной напряженности в Германии и блокирует революционные устремления социалдемократов, а в самих колониях немцы цивилизуют и обратят в христианство туземные народы.
Миссионерские общества активно лоббировали колониальную экспансию Германии. Они обладали определенным политическим влиянием. Католические миссионеры имели связи с Партией центра в рейхстаге, протестантские группы были тесно связаны с торговцами и чиновниками. Хотя между ними существовали внутренние разногласия, в целом миссионеры были согласны в том, что Германия должна расширяться как за счет религиозного влияния, так и осуществляя политику захвата заморских территорий. Они считали, что германский меч должен быть брошен на чашу весов в борьбе с работорговцами и языческими милитаристами в Африке» [8, р. 28].
Немецкие миссионеры уже имели некоторый опыт работы с африканцами, в частности в Юго-Западной Африке. После английской оккупации Капской колонии в 1806 г. здесь развернуло деятельность Лондонское миссионерское общество. В 1814 г. его руководство послало в Юго-Западную Африку немца И. Г. Шмелена, который основал первую миссионерскую станцию в Бетани. Позднее, в 1825 г., британская Уэслейенская методистская церковь (названная так по имени основателя Уэслея) направила в этот регион препо-
добного Уильяма Трефола, но он и два его африканских спутника были убиты бушменами около Вармбада. Спустя восемь лет преподобный Эдвард Кук основал методистскую станцию в Вармбаде. Его усилиями за несколько лет в христианст-во были обращены более тысячи бон-дельсвартов (группа нама). Методистские миссии были открыты в восточной части Страны нама, на р. Носсоб, и на севере, в Рехоботе. Около 1865 г. эти станции были переданы Рейнскому миссионерскому обществу, а еще раньше, в 1840 г., оно стало контролировать станцию Лондон-ского миссионерского общества в Бетани [6, р. 385].
Рейнское миссионерское общество, штаб-квартира которого находилась в немецком городе Бармен, распространяло протестантскую версию христианства в Капской колонии. Обратить внимание на Страну нама его руководству настоя-тельно посоветовал Г. Шмелен. Во второй половине XIX в. Рейнская миссия выпол-няла основную работу по евангелизации населения ЮЗА. Ее первыми миссионе-рами в 1842 г. стали Г. Кляйншмидт и Г.Хан, а также Г. Шеппман и И. Рат, при-бывшие немного позже.
Шепман основал миссионерскую станцию в Стране гереро, в Ройбанк (рай-он Уолфиш-Бей), где было достаточно свежей воды. Рат открыл миссию для ге-реро в Отжимбингве на р. Свакоп. Хан и Кляйншмидт попытались обосноваться в Окахандже, но отсутствие здесь воды в засушливом 1844 г. заставило их пере-меститься в более благополучный Отжи-
канго, расположенный примерно в 20 км юго-западнее. Здесь было основана мис-сионерская станция, названная Гросс-Бармен, в честь штаб-квартиры Рейнского миссионерского общества. В 1870-х гг. в ЮЗА прибыли новые немецкие миссионеры, сыгравшие важную роль в ее истории: К. Бютнер, Й.-Я. Ирле, Ф. Эйх и др. К концу 1870-х гг. немецкие
миссионеры крестили около 2400 нама и гереро [1, с. 30; 7, s. 115].
Миссионеры играли важную, хотя и противоречивую роль в изменении образа жизни туземцев. Они учили детей и взрослых читать и писать на языке афри-каанс (капско-голландском), ставшем лин-гва франка в ЮЗА, выполняли функции врачей, психиатров, фармацевтов и т. п. [14, р. 128–190; 9, р. 19–87].
Миссионеры открывали на терри-тории миссий магазины и занимались продажей европейских товаров. Для ко-ординации усилий и повышения прибылей немецкие миссионеры создали в 1879 г. Миссионерское торговое акционерное общество, которое, кроме всего прочего, занималось экспортом огнестрельного оружия.
Деятельность миссионеров прохо-дила в сложных условиях, но в целом бы-ла плодотворной. В официальном доку-менте, который подводит краткий итог миссионерской деятельности в период, предшествовавший установлению гер-манского протектората, отмечалось: «Они (аборигены. – С. Б.) живут в мерзости и пороке, невероятной грязи и сплошном невежестве. В междоусобных войнах на-ма и гереро, которые продолжались деся-тилетия, люди и собственность обеих сторон были уничтожены в огромных ко-личествах… Преподобный М. Бринкнер вынужден был семь раз спасаться бегст-вом со своей станции Гросс-Бармен, а жизни миссионеров неоднократно под-вергались огромной опасности. Однако горстка людей, отрезанных от остально-го цивилизованного мира, отчаянно и упорно продолжает свою работу, не-смотря на все эти неприятности и раз-
очарования. Миссионеры приложили много усилий, чтобы овладеть трудными языками нама и гереро, они создали письменность на этих языках. Более то-го, со временем они создали разнооб-разную туземную литературу на этих языках. Они исследовали еще неоткры-тые территории вплоть до Страны овам-бо, строили дороги, возводили дома,
церкви, школы, вводили новые сельско-хозяйственные и садовые культуры, обу-чали туземцев домоводству, шитью и садоводству… Довольно много городов и деревень, таких как Виндхук, Гобабис, Окаханджа и Омаруру, обязаны своим существованием конструктивной работе Рейнской миссии» [12, р. 67].
Нужно отметить, что миссионеры также внесли значительный вклад в «на-учный колониализм». Такие священно-служители, как Генрих Феддер, который написал классические труды по истории и этнологии Юго-Западной Африки, сыгра-ли значительную роль в «открытии» ко-лоний. Миссиями издавалось большое количество словарей, грамматик местных
языков, этнографических работ, которые представляли ценность для ученых и об-разованных людей.
Влияние миссионеров было глубо-ким и разнообразным. Оно распространя-лось даже на моду. Как отмечает А. С. Ба-лезин, именно в те времена сложился фе-номен, известный как «традиционная оде-жда женщин-гереро» – длинные и пыш-ные викторианские платья, скопирован-ные с туалетов миссионерских жен и до-полненные головным платком, повязан-ным особым образом [1, с. 30].
Одной из главных трудностей в дея-тельности миссионеров был кочевой об-раз жизни местного населения, поскольку для успешного религиозного обучения необходимы были регулярные занятия.
Другой проблемой было несовпадение, а иногда и противоположность социальных институтов и моральных установок нама и гереро с христианскими стандартами.
Христианским миссиям наносился серь-езный ущерб во время частых междо-усобных войн. Миссионерские станции были одновременно и военными центра-ми; здание церкви было своего рода кре-постью в период племенных и клановых войн, миссионеры даже снабжали свою паству огнестрельным оружием [2, с. 37; 9, р. 79]. Кроме Рейнской миссии в ЮЗА
вели работу и другие миссионерские об-щества, но в гораздо меньшем масштабе.
Одним из них было Финское миссионер-ское общество. Рейнская миссия в лице Г.Хана посоветовала Финской миссии обосноваться в Стране овамбо, и ее дея-тельность началась в 1870 г. Поначалу ус-пехи были более чем скромными. За 20 лет в христианство был обращен всего 21 че-ловек [15, р. 161], однако многие овамбо, хотя и не крестились, жили при миссиях и перенимали некоторые черты европейско-го быта. Миссионеры упорно занимались евангелизацией, образованием, лечением местного населения. Финское общество
до сих пор является самой мощной хри-стианской организацией в Стране овамбо. Католические миссионеры появи-лись в ЮЗА довольно поздно. Первая, но неудачная попытка основать станцию в Омаруру относится к 1879 г. Католики хо-тели наладить работу среди групп овам-бо, живших по р. Окавонго, но эти по-пытки «провалились из-за громадных
трудностей, вызванных отсутствием средств сообщения и нездоровыми кли-матическими условиями» [12, р. 66]. В 1896 г. католики откупили у Рейнской миссии земли под станцию в Кляйн-Виндхуке, а позже основали несколько станций в разных частях страны, в том числе в районе Окавонго в 1910 г.
Ко времени установления герман-ского протектората над Юго-Западной Аф-рикой в 1884 г. Рейнское миссионерское общество наиболее глубоко проникло в племенную жзнь гереро и нама. Г. Хан писал: «Наше прибытие и расселение…оказало благоприятное, стимулирующее воздействие на гереро, далеко превзо-шедшее все мои ожидания. Никогда ранее гереро не засевали, не пололи и не гото-вили свои поля к посеву с таким рвением.
А теперь они всерьез принялись за строительство. Камагереро (вождь гере-ро. – С. Б.) строит себе солидный дом. Вождь Виллем Зерав следует его приме-ру. Какуоба, кандидат на крещение, воз-двигает себе уютный дом, а еще два кандидата на крещение из гереро соби-раются строить небольшие дома. Все это – чудеса, совершающиеся на наших
глазах. Кто мог предположить еще не-сколько лет назад, что гереро будут при-ходить к нам и заказывать за плату две-ри и окна!» [цит. по: 2, с. 36].
Однако некоторые миссионеры вре-менами сталкивались с враждебностью вождей, поскольку, исходя из своих прин-ципов справедливости и законности, вме-шивались в их отношения с соплеменни-ками. Все же в кризисные времена тради-ционные власти часто обращались к ним за советом и руководством. Возможно, вызывало подозрение и недоверие и то, что миссионеры совмещали духовную деятельность с торговлей, но в целом к началу германской колонизации афри-канцы в основном испытывали к ним до-
верие и уважение.
Однако были и неприятные инци-денты, один из них ассоциируется с мето-дистским миссионером Хэдди, которого глава готтентотов-орлам Йонкер Афркаа-нер обвинил в предоставлении прави-тельству Капской колонии разведыва-тельной информации о событиях в Стра-не нама. Было одно противоречие, кото-рое оставалось неразрешимым. С одной стороны, миссионеры через развитие тор-говли способствовали прогрессу местно-го населения, а с другой – они ассоцииро-вались с европейской колониальной экс-пансией из Капской колонии. Поэтому Йонкер говорил, что миссионеры – это «предатели, покушающиеся на нашу зем-лю, проповедники лжи, богохульствую-щие лгуны… Вас прислали приручатьнас. Вы построили дом и кажетесь дру-желюбными, а потом приходят торгов-цы… и искатели медной руды (из Южной Африки. – С. Б.). Вы хотите сделать с на-ми то, что уже сделали с народом Малойстраны нама (область расселения нама в Капской колонии. – С. Б.) – отобрать на-ши земли» [10, р. 29–39]. Такие высказы-вания широко распространились по Стране нама, и для миссионеров, не имевших таких намерений, наступили трудные времена, потому что они порож-дали недоверие среди народа, с которым
они долгое время жили в мире. В то же время Йонкер был тесно связан с миссио-нером Ханом, служившим в Ной-Бармене (Отжиканго), и поддерживал его. Они об-менивались письмами, подарками, посе-щали друг друга в течение двадцати лет.
Если говорить в целом, то христианство к началу германской колонизации стало существенным фактором политических, социальных и экономических отношений в Юго-Западной Африке. Миссионеров иногда обвиняют в том, что они были сторонниками уста-новления германского протектората [5,с. 14; 11]. Возможно, это справедливо, но нужно понимать, что у них были собственные цели, не всегда совпадав-шие с поборниками колониальной идеи в Германии. Миссионеры видели глав-ным препятствием для своей деятель-ности постоянные междоусобные вой-ны между племенами и кланами и по-лагали, что в регионе нужно появление сильной власти, которая установила бы порядок и распространила действие за-конов на все население. Они как могли помогали установить хотя бы хрупкий мир. В 1870 г., когда назревал большой конфликт между гереро и орлам, рей-ские миссионеры прибегли к диплома-тии, и в Окахандже был подписан мир-ный договор между Магареро и Йонке-ром Африкаанеро.
Колонизация Юго-Западной Африки, начавшаяся после 1884 г., означала куль-турную революцию в системе ценностей, представлений и верований ее населения. Но начало трансформации в сфере культу-ры положили миссионеры через систему образования. Распространение христианст-ва приводило к изменению мировоззрения части местного населения, возникновению нового типа общности, основанной не на кровных, а на религиозных связях. Принятие христианства для афри-канца в принципе означало разрыв с соб-
ственной культурой. Ему запрещались любые формы традиционных обычаев:отмечать языческие праздники, события, имеющие значение для общины и семьи, – рождение ребенка, бракосочетание, по-миновение умерших, не разрешалось участвовать в обрядах, связанных с се-зонным циклом сельскохозяйственных работ, так как эти обряды были основаны на традиционных религиозных веровани-ях общины. Принятая в обществе поли-гамия объявлялась страшным грехом.
Миссионеры не воспринимали никакой культуры, кроме собственной, и исполь-зовали свое положение духовных лидеров для того, чтобы навязать пастве негатив-ное отношение к местной общинной жизни и культуре. Запрет накладывался на все виды традиционного искусства, например, танцы, музыку, и декоративные элементы типа татуировок, особых при-чесок и т. п. Новообращенный должен был принимать христианское имя и отре-кался от африканского имени, которое имело определенный, значимый для со-племенников смысл. Наконец, строгое со-блюдение христианских норм означало отказ от признания власти местных вож-дей и старейшин, так как их власть была не от Бога, а базировалась на вере в их связь с языческими богами и предками. В конечном итоге подобные требо-вания вели к отделению и изоляции аф-риканских христиан от общины и к хвозрастающей зависимости от миссий.
Они теряли право на поддержку общины во время болезни или старости. Как счи-тает немецкий исследователь В. Руш, «независимо от мотивов деятельности от-дельных миссионеров, в целом их работа способствовала разрушению традицион-ных культур и образа жизни в африкан-ских общинах» [4, с. 99]. С этим можно со-гласиться, но лишь частично. Как отмечаютнекоторые исследователи, полной замены традиционных ценностей новыми не про-изошло [13, р. 505–506]. Усвоение религи-озных новшеств носило в основном по-верхностный характер. Можно согласиться с М. Д. Никитиным, который считает, что «христианство заняло как бы верхнюю часть в системе представлений и стало
своеобразной идеологической сверх-структурой, под которой продолжали су-ществовать культ предков, колдовство, магия, тотемизм, вера в различных духов» [3, с. 181]. Он же отмечает, что в колони-альный период вера в колдовство даже усилилась, так как возросла социальная мобильность общества, увеличилось чис-ло контактов и конфликтов между людь-ми, расширилась сфера соревнования за властные посты, образование и рабочие места [3, с. 182]. Христианским священ-никам приходилось мириться с неполным
соблюдением церковных уложений, если оно не входило в очевидное противоречие с основными догматами веры. Таким об-разом происходила африканизация хри-стианства. Уже в начале ХХ в. в Юго-Западной Африке возникают христиан-ско-африканские церкви и секты, которые приобретут широкое распространение в Намибии после Второй мировой войны.В целом воздействие миссионеров на африканские общества Юго-Западной Аф-рики было глубоким и противоречивым. Несомненно, они подготовили почву для
колониального захвата Германией африкан-ских территорий и созданию на них белой поселенческой общины путем христиани-зации части населения, его образования в
соответствии с западными ценностями.С установлением германского протекто-рата христианские миссии получили но-вые возможности для своей деятельности.
При этом миссионеры отнюдь не шли вфарватере государственной политики, а преследовали собственные цели, основ-ной из которых была евангелизация аф-риканцев. Миссионеры всегда осуждали эксцессы колониальной эксплуатации и становились на сторону местного населе-ния в его конфликтах с германскими вла-стями. Значителен вклад христианских миссий в изменение культурной парадиг-мы африканцев. Масштабы распростра-нения западной культуры, в том числе и бытовой, были намного больше количест-
ва черных христиан; новообращенные знакомили с ней своих соплеменников. Использование ее вещественных и духов-ных атрибутов становилось престижным делом. К негативным моментам деятель-ности миссионеров следует отнести их ригористическое стремление к лишению африканцев идентичности, однако, как было сказано, в целом им этого сделать не удалось. За свою в основном бескорыст- ную и плодотворную работу немецкие миссионеры снискали уважение у наро- дов Юго-Западной Африки, что подтвер-
ждается расширением их деятельности в современной Намибии.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Балезин А. С. Немецкая община в Намибии: основные этапы формирования // Восток:Афро-азиатские общества. История и современность. 1992. № 5.
2. История Намибии в новое и новейшее время. М., 1993.
3. Никитин М. Д. Черная Африка и британские колонизаторы: столкновение цивилизаций.Саратов, 2005. С. 181, 182.
4. Руш В. Некоторые заметки о последствиях деятельности христианских миссионеров для культуры и образа жизни африканских народов // Раздел Африки и его последствия. М.:
Наука, 1990.
5. Фокин С. В. «Дранг нах Африка»: колониальная политика Германии (конец XIX–30-е годы ХХ в.). М., 2003.
6. Colonialism in Africa. 1870–1960. Vol. 1: Politics of Colonialism 1870–1914 / Ed. by L.H. Gann, P.Duignan. Cambridge, 1969.
7. Driesser M. Die Rheinishe mission in Sudwestafrika. Gutersloh, 1932.
8. Gann L. H., Duignan P. The Rulers of German Africa. 1884–1914. Stanford, 1977.
9. Lau B. Southern and Central Namibia in Jonker Afrikaner’s Time. Windhoek, 1987. Р. 19–87.
10. Lau B. Conflict and Power in Nineteenth-Century Namibia // The Journal of African History. 1986. Vol. 27. N 1. P. 29–39.
11. Loth H. Die christliche Mission in Sudwestafrika. Zur destruktiven Rolle der Rheinishen missionsgeselischaft beim Prozese der Staatsbildung in Sudwestafrika (1842–1893). Berlin, 1963.
12. Report presented by the Government of the Union of South Africa to the Council of the League of Nations concerning the Administration of South West Africa for the year 1928. Cape Town,1928.
13. Tshibangu T., Ade Adjayi J. F., Sannen L. Religion and Social Evolution // UNESCO General History of Africa. Vol. VIII. Africa since 1935. Berkeley, 1999.
14. Vedder H. South West Africa in early times. Being the story of South West Africa up to the date of Maharero’s death in 1890. L., 1938.
15. Wellington J. South West Africa and its Human Issues. Oxford, 1967.

2

Одно  только слово туземец чего стоит, в Германии бы за использование такого слова без подчеркивания исторического контекста ....в расизме обвинили бы запросто..

А где инфо о деятельности афро-американских миссионеров или африканских миссионеров?

3

Karas написал(а):

А где инфо о деятельности афро-американских миссионеров или африканских миссионеров?

ну это статья про немецких, если найду про других напишу))

Karas написал(а):

Одно  только слово туземец чего стоит

ну у нас даже в научной литературе спокойно можно встретить и туземца и негра и т.п.

4

С. В. Буталий
ОСОБЕННОСТИ ГЕРМАНСКОГО КОЛОНИАЛЬНОГО ЭТОСА И ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ НЕМЦАМИ И АФРИКАНЦАМИ В ЮГО-ЗАПАДНОЙ АФРИКЕ (1884-1914 гг.)
Работа представлена кафедрой Восточного регионоеедения Института экономики, права и
гуманитарных специальностей (г. Краснодар).
Научный руководитель - доктор исторических наук, профессор Ю. Г. Смертин

Статья посвящена специфике германского колониализма, выражавшейся в напряженных от-ношениях между немецкими колониальными властями и поселенцами, с одной стороны, и афри-канским населением Юго-Западной Африки - с другой. Анализируются исторические и психоло-гические особенности становления и развития немецкой Kolonialpolitik, ее отличие от колониаль¬ной политики других европейских стран. На основании анализа документов и трудов немецких авторов - участников описываемых событий, рассматриваются межрасовые и межличностные отношения колонизаторов и колонизованных африканцев.
The article is devoted to the specifics of the German Colonial Policy, well embodied in the tense relations between the German Colonial Authorities and Settlers from one side, and African population of the South¬western Africa from the other. The author analyzes the historical and psychological features of origination and development of German Kolonialpolitik, its difference from the Colonial policies of other European states. Based on the analysis of the documents and works by the German writers, participants of the described events, he considers interracial and interpersonal relations of the Colonizers and the Colonized Africans.

Германский колониализм по многим параметрам значительно отличался от ко-лониальных институтов других европей-ских держав, которые, в свою очередь, име-ли собственные национальные особеннос¬ти. Эти отличия выражались в разных сис-темах управления, экономической и соци¬альной политике, политическом и культур¬ном строительстве и были обусловлены ис-торическим развитием, религиозными осо¬бенностями, ментальностью стран-метро¬полий. Общеизвестно, что немцы были в целом самыми жесткими колонизаторами, что выражалось как в безжалостном подав¬лении разного рода антиколониальных выступлений местного населения, так и в колониальной повседневности. В наиболь¬шей степени эти качества проявились в Гер¬манской Юго-Западной Африке.
Многие особенности немецкого коло-ниального этоса объясняются тем, что Гер¬мания не имела такого длительного опыта в колонизации заморских земель, как Анг¬лия, Франция, Голландия, Испания и Пор-тугалия. В этих странах к концу XIX в. уже имелся огромный опыт общения и совмес¬тного проживания с аборигенными наро¬дами и управления ими в разных частях мира, к этому времени европейцы давно прошли стадию «грубого» колониализма с его эксцессами. Поколения миссионеров и ученых гуманизировали общественное мне¬ние метрополий, распространяя знания о культуре и институтах туземного населения. В Великобритании и Франции существова-ло мощное движение за отмену рабства. В Англии различные общества защиты прав аборигенов бдительно следили за тем, что-бы не допускались негуманные действия по отношению к местному населению в любой части империи. Одним из главных принци-пов английской колониальной политики стала обязанность британского правитель¬ства защищать туземные народы от эксп¬луатации со стороны европейских поселен¬цев и постепенно прививать им «цивили¬зованный» образ жизни. Еще в 1833 г. анг-лийский парламент официально заявлял:
«В качестве неоспоримого принципа мы признаем, что интересы туземных поддан-ных имеют преимущество перед интереса¬ми европейцев, если они входят в противо¬речие»1. Разумеется, происходили серьезные отходы от этого принципа, особенно когда управление колониями оказывалось в руках привилегированных компаний, но то, что он был сформулирован и в целом соблю¬дался, отрицать невозможно.
Германия, приступив к колонизации Юго-Западной Африки в середине 1880-х гг., не имела опыта в освоении заморских тер¬риторий. Она сама только незадолго до это¬го конституировалась как единое государ¬ство. В течение шестисот лет она была раз¬дроблена на различные княжества, в отно¬шениях между которыми существовала по¬стоянная напряженность. Идея нацио¬нального единства возникла только после победы над Францией в результате фран-ко-прусской войны 1870-1871 гг., когда была создана Германская империя. Это был триумф проницательного канцлера О. Бис¬марка: наконец Германия стала нацио-нальным государством и великой европей¬ской державой. Но у нее не было колони¬альных амбиций, в руководстве существо¬вало убеждение, что заморские владения являются бременем для государства. Бис¬марк неоднократно повторял, что он «не¬колониальный человек». «Я не хочу коло¬ний... Нашему флоту запрещено плавать, и мы не должны иметь уязвимых мест в дру¬гих частях мира, которые могут оказаться добычей для Франции, если мы окажемся в состоянии войны с ней»2. Свою главную задачу он выполнил - новый и высокий ста¬тус Германии был признан в Европе.
Но у молодых германских политиков был другой взгляд на проблему. В то время когда Германия стала национальным госу¬дарством, другие европейские державы были мировыми империями, владевшими колониями по всему свету. В Германии было немало людей, которые считали, что их государство должно создать колониаль-ную империю другого типа, отличную от существующих. Самым выдающимся из них был историк и философ Генрих фон Трайт-шке, который заявлял, что британская коло¬ниальная империя была «чистым обманом», который очень скоро окончится. В сравне¬нии с немецким идеалом колониальной дер¬жавы, в основе которого лежала идея абсо¬лютного господства белой власти, англий¬ская идея свободы, многообразия и приори¬тета туземных интересов, казалась Трайт-шке сентиментальной и слабой3. Герман¬ская «реальная политика» (Realpolitik) бази-ровалась на жесткой власти, силе, единооб¬разии и превосходстве. Эта политическая философия, широко одобряемая в Герма¬нии, легла в основу недолгой истории гер¬манской колонизации и отношений с афри¬канским населением.
В 1880-х гг. Бисмарк предпринял первые осторожные шаги по созданию колониаль¬ной империи в Юго-Западной Африке, Ка¬меруне, Того и Восточной Африке, сохра¬няя при этом соответствующую почтитель¬ность к Англии. С утверждением на троне Вильгельма II в 1888 г. сразу же наметился новый подход к колониальной проблеме, согласно которому Германия должна стать великой мировой державой и занять «мес¬то под солнцем», подобающее ее великому предназначению. В заморских колониях должна быть создана «новая Германия». Как заявлял Пауль Рорбах, один из архи¬текторов немецкой колониальной полити¬ки, варварское население Африки, будучи неполноценными людьми, должно считать привилегией возможность отдать свои зем¬ли Германии4. С этими идеями Германия начала стоит свою колониальную империю.
В Европе не только Англия признавала приоритет интересов туземцев в колониях; этот принцип постепенно воспринимался другими колониальными державами. Впер¬вые он был коллективно выражен на Бер¬линской конференции 1884-1885 гг., когда 14 государств в Генеральном акте взяли на себя обязательство «охранять туземные пле¬мена и заботиться об условиях их мораль¬ного и материального благополучия, спо-собствовать отмене рабства и особенно ра¬боторговли» в договорном бассейне р. Кон¬го5. Правда, эта часть соглашения занима¬ла не главное место среди других вопросов, обсуждавшихся на конференции, но очень важен тот факт, что она вошла в главный итоговый документ. Известно, что практи¬ческие результаты этой декларации были невелики из-за отсутствия эффективных мер контроля. Воплотить эту и другие благо¬родные идеи в жизнь не удалось, но Евро¬па ясно определила свои нравственные ори¬ентиры, и христианская мораль и обще¬ственное мнение играли в этом не после¬днюю роль.
Выступление на Берлинской конферен¬ции делегата от США Кэссона во многом определило дальнейшие методы колони¬альной экспансии. От лица Соединенных Штатов, не стремившихся к усилению сво¬их соперников на международной арене, он настаивал на принятии принципа «обяза¬тельности свободного согласия местного населения, чья страна берется во владение, если оно не провоцирует агрессию»6. Ко¬нечно, эта норма была крайне двусмыслен¬ной, поскольку реальный агрессор всегда мог оправдать свои действия агрессивнос¬тью туземцев. Но принцип «свободного согласия» туземцев стал новым для между¬народной политики, и такого согласия ко¬лонизующие державы вынуждены были добиваться разными путями, в основном через подписание договоров с местными вождями.
Идеи европейского либерализма XIX в. никак не повлияли на германскую колони-альную политику. Бисмарк согласился с запрещением работорговли, о чем специ-ально говорилось в Генеральном акте Бер¬линской конференции. Под предлогом пре¬кращения арабской работорговли Герма¬ния осуществила военное вторжение в Вос¬точную Африку, хотя масштабы невольни¬чьей торговли там в 1880-х гг. были незна¬чительными. Этот и другие филантропиче¬ские положения Берлинского акта в основ¬ном предназначались для внутреннего по-требления и не повлияли на мышление от-цов-основателей германского колониализ-ма и высших колониальных чиновников. Германский экспансионистский национа-лизм все более становился антилибераль-ным, он не ассоциировался с идеей общего прогресса или распространением просвеще¬ния и культуры среди «язычников и варва¬ров». К тому же в Германии миссионерские общества не имели большого влияния на колониальные дела, от них ожидали под-держки официальной политики. Поэтому основополагающий принцип колониаль-ной политики заключался в том, что зах-ват и владение колониями имеют только одну цель - служить интересам и амбици-ям германского правящего класса.
Кроме чисто прагматичного подхода Бисмарка, на отношение немцев к колони-ям значительно влияла философия Фрид-риха Ницше, исходившая из того, что все процессы как физической, так и духовной жизни представляют различные модифика¬ции действия «воли к власти», могуществу (der Wille zur Macht). Он полагал, что не¬справедливость, захват, подчинение, при¬теснение, эксплуатация являются глубин¬ной характеристикой «жизни» как таковой. Его идеалом была абсолютная власть эли¬ты, расы хозяев, над массами, т. е. расой рабов, обученных служить целям элиты. Эти идеи, распространявшиеся в 1880-х гг. и в последующие десятилетия, были враж-дебны демократии и либерализму.
Правовой статус, предоставленный аф¬риканцам в германских колониях, соответ¬ствовал расистским утверждениям об их «расовой неполноценности». Законы и ука¬зы, изданные для колоний, делали разли¬чие между европейцами и «туземцами». Основополагающий Колониальный закон (Schutzgebietsgesetz) 1900 г. провозглашал, что «туземцы» не могут быть граждана¬ми Германии до тех пор, пока не пройдут натурализацию. Один из крупных специ¬алистов по конституционному праву пи¬сал в 1909 г.: «Туземцы несомненно явля¬ются субъектами (Untertanen), но они не граждане империи (Reichsangenhorige). Они не имеют ни прав, ни обязанностей последних»7.
Параграф IX Колониального закона предусматривал возможность натурализа-ции туземцев в качестве германских граж-дан. Но ни один африканец из колоний не был натурализован до начала Первой ми-ровой войны, даже из тех немногих, кото-рые долгое время жили в Германии. Толь-ко нескольким человекам, родившимся от смешанных браков, было предоставлено германское гражданство. Как заявлял в рей¬хстаге в 1913 г. представитель Министер¬ства внутренних дел, причина этого была в том, что «чистокровные туземцы» не соот¬ветствовали «образовательному, экономи¬ческому и моральному стандартам, кото¬рые могли бы поставить их на один уровень с немцами»8.
Для африканцев в колониях была выра¬ботана специальная система отправления правосудия. Они подчинялись указам рей¬хсканцлера и декретам и инструкциям гу¬бернатора колонии. Ими руководствова¬лись немецкие колониальные чиновники, выступавшие в качестве судей. Только не-многие из них были профессиональными юристами и единицы знали африканские языки и обычаи. Одновременно африкан-цы подчинялись «Туземному праву» (Eingeborenenrecht), которое интерпрети-ровали и отправляли подчиненные коло-ниальным властям вожди. Приговоры по преступлениям, попадавшим под юрисдик¬цию туземных судов, не могли пересматри¬ваться по апелляции осужденного судами высшей инстанции в Германии, только ми¬нистерство колоний могло отменить при¬говор и назначить повторное слушание.
После жестокого подавления восстаний нама и гереро в Юго-Западной Африке в 1907 г.9 германскими властями были пред¬приняты «меры по контролю над туземца¬ми», изложенные в указе, по которому им запрещалось приобретать землю и владеть верховыми лошадьми, а также большими стадами. Им также приказывалось иметь при себе специальные пропуска и запреща¬лось передвигаться по колонии, не имея средств к существованию, что наказывалось как бродяжничество. Целью этого указа, а также императорского указа 1896 г. «об уго¬ловном преследовании и наказаниях тузем¬цев Юго-Западной Африки» было заста¬вить туземца стать слугой белого челове¬ка. Законодательно вводилась практика, по которой африканец должен был обяза¬тельно иметь белого хозяина, который обладал почти неограниченной властью над ним. 17-я статья указа гласила: «Тузем¬цы, нанятые слугами или работающие по контракту, по заявлению своих хозяев или нанимателей могут быть, в качестве дис¬циплинарной меры, заключены в тюрьму любым должностным лицом, на которого возложено осуществление уголовных нака¬заний, таких как порка, в сочетании с со¬держанием в кандалах, или только тюрем¬ное заключение в кандалах на период не более 14 дней, за следующие преступления: постоянное игнорирование обязанностей и безделье, неповиновение или недозволен¬ный уход со своего места службы или ра-боты...»10.
Примечательно, что судебное разбира¬тельство не предусматривалось вовсе, заяв¬ления хозяина было достаточно для нака-зания. Африканец не имел возможности оп¬ровергнуть обвинение хозяина, за попыт¬ки оправдаться он мог получить несколько дополнительных ударов плетью за наглость предполагать, что белый человек может говорить неправду. Если же слуга искал справедливости в суде, жалуясь на действия своего хозяина, то была очень велика опас-ность, что это не удастся доказать, так как его слово ничего не стоило по сравнению со словом хозяина. Поэтому он мог быть признан виновным в «оставлении места сво¬ей службы» или в подаче «пустой жалобы», за что следовали суровые наказания.
Но для слуги инцидент не заканчивался возвращением к хозяину, который считал, что единственный способ заставить «ниг-гера» работать - это избивать его. Суще-ствовавший в Германии обычай, дававший хозяину «право отеческого исправления» слуги, превратился в германских колониях в нечто совершенно отличное от исходно¬го варианта, который предполагал, что работодатель не обязательно должен при¬влекать непокорного слугу к суду. Вмес¬то этого хозяину разрешалось назначать младшим слугам такие же телесные нака-зания, какие он мог применять к своим де¬тям. В колониях этим правом массово зло-употребляли. Только в случае, если афри¬канец был забит до смерти, против хозяи¬на могли применяться санкции. Германское право, конечно, не предполагало доведение до убийства «отеческим исправлением», но туземцам были неизвестны эти юридиче¬ские тонкости.
Документальных свидетельств таких эксцессов не так много, поскольку жесто-кие хозяева редко наказывались в судебном порядке, да и судебные протоколы обычно не публиковались. Сами туземцы, постра-давшие от таких наказаний, предпочитали не высказывать открыто недовольство, опа-саясь полицейского преследования. Толь¬ко после свержения германской власти в результате вторжения южно-африканских войск в 1915 г. были открыты официальные документы, а африканцы смогли свободно говорить о своем опыте общения с немец¬кими хозяевами. В результате на свет по¬явился «Доклад о туземцах Юго-Западной Африки и отношении к ним Германии»11, подготовленный административным отде-лом в Виндхуке и опубликованный в каче-стве «Голубой книги» английского прави-тельства в августе 1918 г. Этот 212-странич-ный доклад был яростно осужден герман¬скими властями как тенденциозный и пол-ностью лживый, представляющий собой вульгарную пропаганду, затеянную с целью не допустить возвращения колонии Герма-нии после окончания мировой войны. Воз-можно, что некоторые части «Голубой кни-ги» носят тенденциозный и лицемерный характер, особенно в тех случаях, когда отношение к аборигенам Юго-Западной Африки сравнивается с положением афри¬канцев в британских колониях. Однако зна-чительные куски «Голубой книги» пред¬ставляют собой дословный перевод немец¬ких авторов и германских официальных документов, захваченных в 1915 г., и эти факты должны приниматься в расчет.
Так, в «Голубой книге» содержится де¬тальный отчет Германского верховного суда, заседавшего в Виндхуке в 1913 г., об одном из случаев зверского «отеческого исправления»12. В нем говорится, что осуж-денный Людвиг Крамер жестоко избил кну-тами туземца, который 12 лет безупречно служил своему хозяину, и его беременную жену, посчитав их ответственными за падеж овцы. Избиения продолжились на следую¬щий день, в результате чего женщина ро¬дила мертвого ребенка. По подозрению в отравлении хозяина несколько женщин-служанок были подвергнуты бичеванию, причем две из них были избиты так зверс-ки, что у них сошла вся кожа на спинах, и они вскоре умерли в больнице. В «Голубой книге» есть фотографии спин этих несчаст-ных, сделанных немецким врачом.
Суд согласился с медицинской экспер¬тизой, гласившей, что «осужденный осуще-ствлял дурное обращение, продолжавшее¬ся несколько дней, будучи в нормальном рассудке и проявляя свободную волю. В расследуемом случае в его поведении на-блюдается совершенно ясная и логическая последовательность»13.
Учитывая вину подсудимого, суд на¬шел смягчающие обстоятельства в факте, что он «соединяет в себе нормальный рас¬судок с поразительным недостатком бес-пристрастного мышления. То, во что он верит, для него является объективной правдой, и он присвоил себе право пытать своих туземцев до тех пор, пока они не признают его п…авоту. Он и сейчас наста-ивает на этом»14.
Согласно «Голубой книге», в вопросе смягчающих обстоятельств суд достиг пре¬дела демагогии: «Было подчеркнуто, что заявления об отравлении не имели под со-бой никакой почвы, что осужденный был умственно нормальным человеком, но не мог делать правильные выводы из очевид-ных фактов, что он постоянно плохо обра-щался со своими туземцами, не имея для этого оснований, что его дочь, которая выполняла функции переводчика, знала их язык настолько плохо, что однажды невер¬ный перевод привел к избиению несчастно-го туземца… что он полностью психически нормален, но склонен к самообману, что его поведение было хуже, чем поведение рабо¬торговца, но главное, что он страдал без¬граничным самомнением»15. Все это было принято судом во внимание для смягчения приговора. Окружной суд обвинил Краме-ра виновным по восьми пунктам обвинения и приговорил его к 27 месяцам тюремного заключения. Верховный суд сократил этот срок до четырех месяцев с уплатой штрафа в 2,7 тыс. марок. Администрация колонии лишила его права использовать наемный труд на своей ферме16.
Случай с Крамером, возможно, был ис-ключительным по жестокости, но он не был единственным, что явствует из различных официальных документов. В циркулярном письме от 12 января 1900 г. колониальный отдел Министерства иностранных дел ука-зывал немецким губернаторам колоний на недопустимость многочисленных и суро¬вых телесных наказаний, налагаемых суда-ми. В нем указывалось, что аборигенов надо учить ценить блага труда и цивилиза-ции скорее убеждением и образованием, чем телесными наказаниями, и заявлялось, что, по мнению рейхстага и общественнос¬ти, телесные наказания выставляют герман-ский колониализм в плохом свете17.
В 1907 г. колониальный отдел был пре¬образован в министерство. Новый министр по делам колоний д-р Бернард Дернбург немедленно взялся за реабилитацию коло¬ниальной системы. Одним из его первых шагов стала рассылка письма всем губер¬наторам, в котором утверждалось, что об¬щественное мнение в Германии возбужде¬но жестоким использованием телесных на-казаний в колониях, и предлагалось выска-зать свои соображения по созданию такой системы, при которой телесное наказание применялось бы только в случае самых тяж-ких преступлений18.
Реформы Дернбурга были шагом впе-ред, но они, видимо, не имели решающих последствий. В 1909 г., т. е. через два года, он опять призывал губернаторов приме¬нять телесные наказания только в крайних случаях19. То, что директивы из Берлина в целом не имели большого эффекта, пока-зывают и свидетельства некоторых служа-щих, пытавшихся улучшить положение дел на местах, в частности, в докладе должнос-тного лица в Людереце, надзирающего за месторождениями алмазов. В 1913 г. он со-общал правительству в Виндхуке: «Суды совершенно бесполезны. Можно изредка получить признание виновности (белого преступника) и денежный штраф в суде пер¬вой инстанции. За этим следует немедлен¬ная апелляция. Дело слушается главным судьей, который не знает условий алмазных месторождений… Осужденный хорошо ос¬ведомлен, как вести свою защиту; туземцам не верят, в то время как самые сомнитель¬ные показания европейцев полностью при-нимаются на веру, поскольку они даны под присягой. Естественно, дело завершается блестящим решением: “Не виновен”»20.
Возможно, самым ясным и самым бес-пристрастным свидетельством состояния отношений между поселенцами и местным населением в последний период германской оккупации является официальное (секрет-ное) письмо губернатора ЮЗА от 12 мая 1912 г. по поводу плохого отношения к ту-земцам, направленное всем должностным лицам колонии. В нем, в частности, гово¬рилось: «…чувство отчаяния становится преобладающим среди туземцев… Причи-на этого очевидна для всех. Она в чрезмер¬ной жестокости европейцев в отношении туземцев, которая нарастает до опасной степени… и в том, что такая агрессивная позиция не находит реакции со стороны судов. Соответственно туземцы теряют
надежду на справедливость нашего пра-восудия, и это вызывает у них слепую не-нависть ко всему, что связано с белым че-ловеком. В конечном результате они при-бегают к самоизоляции, что является сво-еобразной формой восстания. Совершен-но очевидно, что такое чувство ненавис¬ти у туземцев, если их положение не бу¬дет энергично изменено, должно привес¬ти вскоре к новому отчаянному восста¬нию. Таким образом, в интересах всего европейского населения нужно сделать так, чтобы люди, проявляющие безумную жесткость в отношении туземцев и счита-ющие, что их белая кожа освобождает от наказания за самые отвратительные пре-ступления, были обезврежены всеми воз-можными способами...
У меня нет влияния на правосудие в та¬кой степени, как это предполагают европей¬цы, но я предприму административные меры, чтобы противодействовать существу¬ющим, несомненно, критическим условиям. Кроме всего прочего, я собираюсь издать указ... по которому тем европейцам, кото-рые упорствуют в дурном обращении со своими туземными слугами и проявляют жестокость, не будет позволено использо-вать туземный труд... Я верю, что с помо-щью европейского населения будет возмож¬но создать условия, которые восстановят в туземцах доверие, что они найдут защиту со стороны европейцев от жестокостей не¬скольких личностей»21.
Однако эти идеи так и остались благи-ми пожеланиями, поскольку дело было не в отдельных жестоких людях, а в системе отношений с местным населением, сложив¬шейся в значительной степени под влияни¬ем совокупности моральных императивов, принятых в германском обществе в конце XIX - начале XX в. В отношении колони¬альных народов их можно назвать патер¬налистским расизмом, который доминиро¬вал в общественном мнении белых колони¬заторов Африки; в какой-то степени он про¬явился в эксцессах нацистской политики в годы Второй мировой войны.

ПРИМЕЧАНИЯ
1 Цит. по: Ramsay М. The Expansion of Europe. L., 1926. P. 12.
2 German’s Claim for Colonies. Information Department Paper No. 23. L., 1938.
3 Trietschke H. von. Zehn Jahre Deutscher Kampfe. 1865-1879. Schriften zur Tagespolitik. Bnd. I.Berlin, 1879. S. 68-73.
4 Rohrbach P. Deutsche Kolonialwirtschaft. Bnd. I. Sudwest-Afrika. Berlin, 1907. S. VIII.
5 General Act of the Conference of Berlin (1885) // Colonial Rule in Africa. Readings from Primary Sources. Ed. by B. Fetter. Madison, 1979. P. 37.
6 Цит. no: Snow A. N. The Question of Aborigines in the Law and Practice of Nations. Putnam, 1921.P. 251-252.
7 Цит. no: Stoecker H. The Position of Africans in the German Colonies // Germans in Tropics. Essays in German Colonial History. Ed. by A.J. Kholl and L.H. Gann. N.Y., 1987. P. 121.
8 Ibid. P. 121.
9 Фокин С. В. «Дранг нах Африка»: колониальная политика Германии (конец XIX - 30-е годы XX в.). М, 2003. С. 39-40.
10 Цит. по: Wellington J. South West Africa and its Human Issues. Oxford, 1967. P. 230.
11 Report on Natives of South-West Africa and their Treatment by Germany. Prepared in the Administration’s Office. Windhuk, South-West Africa, January 1918. L., 1918.
12 Ibid. P. 165- 181.   
13 Ibid. P. 179.       
14 Ibid. P. 180.       
15 Ibid. P. 181.       
16 Ibid. P. 181.       
17 Цит. no: Snow A. N. Op. cit. P. 168.
18 Ibid. P. 169.       
19 Wellington J . Op. cit . P. 234.   
20 Report on Natives of South-West Africa. P. 162.
21 Ibid. P. 120- 121.


Вы здесь » Russians-Africans Friends - Форум Друзей Африки » Южная Африка » Деятельность немецких христьянских миссий в югозападной африке (статья